Биография:

Александр Андреевич Архангельский родился в селе Старое Тезиково Наровчатского уезда Пензенской губернии в семье священника. Александру было семь лет, когда после смерти отца все заботы по содержанию семьи легли на плечи матери Елизаветы Федоровны. Несмотря на бедственное положение, она постаралась дать детям хорошее образование. Саша, как сирота и сын священника, был принят на казенное содержание в Краснослободское духовное училище. Уже в первые годы учения он проявил музыкальные способности и был включен в число певчих училищного хора. Весной 1859 г. во время пастырского визита в Краснослободск талантливого юношу заметил епископ Пензенский Варлаам, большой любитель музыки. Вскоре последовали перевод в Пензенское губернское духовное училище и зачисление солистом в архиерейский хор. Архангельский быстро приобрел необходимые профессиональные навыки и уже в шестнадцать лет успешно заменял заболевшего регента, но, несмотря на это, остро ощущал недостаток знаний. Для того чтобы восполнить пробелы, он активно занимается самообразованием и тратит свой скромный заработок на уроки по теории музыки, композиции и гармонии; в течение семи лет учится играть на скрипке.

Среди его наставников — известный пензенский музыкальный деятель и сочинитель духовной музыки Н. М. Потулов, директор пензенского отделения Русского музыкального общества и талантливый дирижер П. Л. Федотов, концертмейстер пензенского оперного театра Рубинович. По окончании курса Архангельский работает регентом архиерейского хора и учителем пения в семинарии, вместе с П. Федотовым организует концерты хоровой музыки в Пензенском клубе, пробует силы в композиции и по-прежнему мечтает продолжить образование. Позднее в письме к Э. Направнику он напишет: «Еще со времени обучения в семнарии я положил себе необходимым получить высшее образование, даже безотносительно какое. Не знаю почему, но это сильное желание и убеждение, что каждый молодой человек должен окончить высшее учебное заведение, просто преследовало меня…» (Российский институт истории искусств, ф. I, oп. I, ед. хр. 4). В 1870 г. Архангельский уезжает в Петербург.

Столица встретила молодого человека неласково. Без аттестата зрелости (семинарии не имели права его выдавать) поступить в высшее учебное заведение было почти невозможно. Все же осенью 1870 г. Александра принимают вольнослушателем на хирургическое отделение Военно-медицинской академии, куда охотно брали семинаристов из-за хорошего знания латыни. Он посещает лекции и параллельно готовится к экзамену на аттестат, а все свободное время посвящает музыке: ходит в оперу, на симфонические и хоровые концерты. В течение десяти лет, с января 1871 г., Архангельский берет уроки фортепиано у профессора Петербургской консерватории Д. Д. Климова, шесть лет занимается сольным пением с Г. Занетти.

Весной 1871 г. Александр решает покинуть академию, но уже осенью поступает на химический факультет Технологического института. Но и здесь он проучился всего полтора года. Музыка, хоровое пение — вот его истинное призвание. 25 ноября 1872 г. Архангельский подает директору Капеллы Н. И. Бахметеву прошение о сдаче экстерном экзамена на звание регента. 20 декабря, успешно сдав экзамен, он, уже профессионалом, возвращается на ниву церковного пения. Он создает один из самых известных хоровых коллективов России.

Хор Архангельского просуществовал около пятидесяти лет (1880—1935) и пережил своего создателя. Вначале это был небольшой профессиональный церковный хор. В самом первом составе, певшем в Почтамтской церкви, было всего двадцать человек (6 мальчиков, б женщин и 8 мужчин). Несмотря на скромное количество певчих, коллектив сразу же обратил на себя внимание любителей церковного пения и критиков, отмечавших его особенное звучание. Однако Архангельскому хотелось создать не просто хороший клиросный хор, но совершенный инструмент, способный блестяще справиться с партитурой любой сложности и исполнить ее на сцене. В течение нескольких лет число певцов было доведено до пятидесяти, а затем до шестидесяти человек. Росло мастерство хористов, пополнялся репертуар. 24 февраля 1883 г. в зале Петербургского кредитного общества хор дал свой первый большой концерт. Рецензии прессы были краткими, но положительными: «Исполнение отличается тщательной отделкой… Хор обращает на себя внимание хорошим подбором голосов. В концерте были исполнены многие русские народные песни, в том числе в замечательной обработке А. Архангельского» («Музыкальный мир», 1883, № 10, стр. 5). Параллельно с концертной деятель- ностью хор продолжал служить на клиросе: вплоть до 1918 г. певчие разбивались на группы по 14—20 человек и пели в главных храмах Петербурга. Малыми хорами управляли регенты — помощники Архангельского.

Вскоре хор занял уникальное место в музыкальной жизни столицы. По сути, это был единственный, на тот момент коллектив, в репертуар которого помимо произведений Бортнянского, Березовского, Пашкевича, Давыдова, фомина, Титова и пр. входили сочинения западноевропейских мастеров хоровой музыки: Лотти, Лассо, Монтеверди, Палестрины, Векки, Перголези, Баха.

31 января 1887 г. произошло событие, окончательно закрепившее за хором Архангельского репутацию лучшего профессионального концертного хора России. На заключительном вечере цикла «Исторических концертов» А. Г. Рубинштейн передал дирижерскую палочку А. Архангельскому, и хор исполнил под его управлением несколько обработок русских народных песен. Так было положено начало циклу исторических хоровых концертов. Трудоемкий процесс подготовки программ цикла требовал не только значительного времени, но и структурных изменений в хоре. В 1887 г. Архангельский впервые в истории русского хорового искусства полностью заменил голоса мальчиков женскими. Нововведение постепенно прижилось и нашло подражателей в других певческих коллективах. Пресса писала: «Хор еще значительнее выиграл в полноте и звучании вследствие замены г. Архангельским детских голосов женскими; нельзя не приветствовать такого нововведения, так как, естественно, трудно требовать от детей сознательного отношения к исполняемому…» («Баян», 1888, № I, стр. 1).

Историческим концертам предшествовал цикл «хоровых собраний», прошедших в сезон 1887/88 гг. Программа первого «собрания» (16 декабря 1887 г.) состояла из произведений Сарти., Веделя, Березовского, напевов Симонова монастыря и знаменных песнопений. Во втором собрании, среди прочего, впервые в России прозвучала шестиголосная «Месса папы Марчелло» Палестрины. Выбор оказался как нельзя более удачным, месса была исполнена великолепно: «Верность интонации, отчетливость вступлений, бесподобно выравненные заключительные фермато и, вообще, вся внешняя хоровая дисциплина делают честь г. Архангельскому как руководителю хора, сумевшему с такими относительно небольшими средствами (60 певцов) удачно поставить такое сложное сочинение» («Музыкальное обозрение», 1888, № 1, стр. 4). Третье «хоровое собрание» было посвящено творчеству современных русских композиторов. «Хоровые собрания» и последовавшие за ними «Исторические концерты» послужили тем толчком, который вскоре привел к появлению в России новой хоровой литературы.

Девять «Исторических концертов» хора Архангельского, данные в 1888—1890 гг. вызвали в столице и за ее пределами небывалый резонанс они «…возбуждают мышление, зарождают в уме различные педагогические вопросы и вообще побуждают к деятельности» («Баян», 1889, № 5, стр. 38). В последнем концерте была во второй раз в России исполнена оратория Генделя «Иуда Маккавей». Хор повторял концерт трижды. В последний раз, по специальному ходатайству и с разрешения высших церковных властей, оратория была исполнена в начале Великого поста, — явление само по себе беспрецедентное. К началу XX в. хор стал широко известен не только в обеих столицах и провинции, но и за рубежом. Архангельский сотрудничает с ведущими композиторами и исполнителями России.

Хор регулярно появляется на всевозможных концертных площадках, в Беляеаских концертах, в Павловске. С участием хора были исполнены Месса до мажор и Девятая симфония Бетховена, «Осуждение Фауста» Берлиоза, «Stabat mater» Россини, «Потерянный рай» Рубинштейна, мессы Шуберта и многое, многое другое. О пении хора стали писать только в превосходных степенях. Наиболее емко о коллективе отозвался директор и профессор Московского музыкально-драматического училища филармонии С. Н. Кругликов: «В смысле подбора голосов (мужских и женских), выравненности их звучностей, по отсутствию каких бы то ни было шероховатостей, по идеальной интонации, отчетливости среди каких угодно трудных и быстрых фигур, по мягкости тягучего полного аккорда хор г. Архангельского — один из наиболее дисциплинированных, какие мы только слышали. Вступает он всеми голосами вдруг, необыкновенно дружно; получается эффект аккорда, взятого органистом, когда он сразу прижимает несколько клавишей гигантского органа… С такими данными капелла одолевает шутя трудности исполнения хоровых сочинений классиков, ей нипочем многоголосие, одновременные и неодновременные вступления, неожиданность звуковых сочетаний или фиоритурность быстрых пассажей в иных композициях.

Архангельский вполне на высоте трудного призвания, когда с помощью своей капеллы берется знакомить современную публику с сокровищами архаического творчества, принимаясь за исполнение авторов, относящихся к самой ранней поре возникновения контрапункта, т. е. таких авторов, от которых слушатель наших дней, еле знакомый с Палестриной, Бахом, Генделем, обыкновенно отворачивается, отчаиваясь найти там что-либо хорошее. А оказывается, столько великолепных неожиданностей мы получили в виде красот хоров первого класса у этих авторов. Деятельность Архангельского и его хора чрезвычайно полезна и безупречно почтенна: она — идеальное пособие для практического изучения первых глав истории, музыки…» Благодаря в основном светской направленности деятельности хора, он сумел сохраниться и в послереволюционные годы.

Однако с отъездом Александра Андреевича в Прагу и последовавшей в 1924 г. его смертью коллектив стал постепенно клониться к упадку и в 1935 г. был окончательно расформирован. Архангельский и его хор сыграли одну из ключевых ролей в становлении современной русской хоровой культуры. Его деятельность много способствовала не только созданию широкой сети хоровых коллективов по всей стране и пропаганде лучших образцов хоровой литературы, но и возникновению новых, рассчитанных на созданный Архангельским «хоровой стандарт» произведений русских композиторов. Во многом именно благодаря многолетним усилиям «первого регента России» сегодня мы можем слушать «Литургию» Чайковского, «Всенощную» Рахманинова, хоры Калинникова, Танеева и, конечно, самого Архангельского.

.

Рекомендовать исполнителя друзьям:

Отзывы о Александр Андреевич Архангельский

  еще 1000 символов
Отзывов на этой страницы нет.
Стань первым!
Создание сайта
Copyright © 2004-2017 «Music Library»

Обращение к пользователям