Паскаль

Биография:

Знак Зодиака: Лев Любимая актриса: Гвинет Пэлтроу Любимые исполнители: Nec, Зуккеро Хобби: курить кальян Любимая страна: Италия Любимый город: Питер Любимое блюдо: винегрет Любимый напиток: зеленый чай Любимый цвет: красный Рост: 178 см Глаза: голубые

... Жил человек, Павел Титов, семья, дом, все хорошо, вдруг в определенный момент это все рушится. Отрезается, как ножом, трагедия семейная и внутренняя, которая происходит с каждым человеком, если не в его жизни, то рядом. Это знакомо всем, это понятно всем. Что человеку делать, когда вокруг него обваливается все?! Когда нет ничего, за что ты держался все эти годы, нет веры. Вдруг все обломалось и все твои основы, фундамент, который ты строил пять, или больше лет, вдруг превращается в прах. Хочется топиться, резаться, давиться, бросаться из окна или переделать свою жизнь, стать кем-то другим, Паскалем, например! Вот я и стал другим человеком! Я открестился от своего старого имени, стал романтиком, стал писать песни о том, как в жизни происходят какие-то ситуации исходя из того, что сам пережил. Это вторая сторона медали, видимая. Третья история - это определенный, сложившийся имидж, за годы работы в Питере, какие-то определенные песни, манера исполнения, музыкальное направление, с которым бы не хотелось пересекаться и перетаскивать это в новую жизнь. Поэтому Павел Титов остался в прошлом, а вперед пошел другой человек - Паскаль. Почему Паскаль? Имя многоцветно, звучно, имеет подсмысл, оно очень многогранно. Это и давление, и философ, который в конце жизни ушел в монастырь, это и какой-то "дух" Франции. Музыкой я начал заниматься, когда пошел в первый класс, поэтому сознательно, что происходило, я не помню, остались только яркие впечатления по поводу того, что все это было. Потом, естественно, это был спад, то есть со мной никто не занимался, музыкальная школа, все это далеко было отброшено, потому что старшей сестре показалось, что музыкальное образование ни к чему, старшая сестра закончила музыкальную школу по классу фортепиано, и ничего она не играла и все это было из-под палки. Посчитала, что все это будет и со мной, а я, собственно, активно и не просился, мне было и так весело, на улице, и тут еще музшкола - да ну!

... Папа умер рано, я закончил первый класс, и ощущал негативное отношение учителей, пусть в легкой форме, но я полагаю, что это догон был такой определенный, то есть на меня больше обращали внимание, чем на других детей. Находясь постоянно под лупой, естественно требовали с меня больше. Мне казалось, что меня гноили, в нормальном смысле этого слова. От матери, конечно, доставалось, побольше в этом, то есть я - никто. Я посещал довольно часто учительскую, на доклад звали и тоже двоякая была такая история, я за весь класс там отдувался, пытались узнать, что произошло. Потом я понял одну простую вещь, что на тебя и так все думают, а ты ничего не делаешь, на тебя весь класс смотрит косо, сдам я их или не сдам, лучше это делать, и в итоге я уже попозже стал более развязным по отношению к учителям и моему поведению.

... Закончил-то я хорошо, а в целом учился так, средне. У меня были любимые предметы, не любимые, как и у всех, наверное, математику я не любил, и физику. Я любил гуманитарные, географию, историю... А музыка в то время вообще была, так скажем, прикрыта. Самое яркое, что тогда было доступно, это BONEY M. Но тем не менее попадали разные кассетки, Фил Коллинз, например. Но я всегда увлекался более лиричной музыкой, чем мои сверстники. То есть мне больше нравились наши "заливистые" коллективы типа ПЕСНЯРОВ. Напевность, мелодизм вот, что меня привлекало. В этом плане, скажем, Стив Уандер был для меня человеком номер один. Я достаточно много его "снимал", пел под него...

Родился я в поселке Калужской области - Палики. Я даже на первом альбоме так и написал: Привет Паликам от Павлика... Это поселок городского типа, там кирпичный завод, еще что-то... ну, и все. И портвейн пил с парнями, был как все!.. А чем можно соблазнить девочек-подростков? То есть бренчание на гитаре - это то, что ты умеешь делать лучше, чем другие. Это то, чем ты отличаешься.

Я познакомился с музыкальным миром через парня моей сестры, который на тот момент в школе возглавлял ансамбль. Я был в пятом классе, а они играли со сцены, имели успех - то есть это для меня была вообще закрытая тема... И я просто к нему как-то подошел на правах человека, в семью которого он ходит. Слышишь, может я тебе чего-нибудь настучу на барабанах? А ну-ка, - сказал он. В это время их барабанщик как раз заканчивал школу, и им нужен был новый человек. Вот меня и взяли.

Я до сих пор помню первый свой концерт. Это был шок. Представляете, открывается тяжелый бархатный красный занавес, а за ним - полный зал. Причем каждого из этих людей я лично знаю, они все на меня смотрят. Для них я за барабанами - сюрприз. Для меня сюрприз - они. А нужно еще что-то играть... После первой песни я сбежал. В тот момент я ничего не соображал, просто встал и вышел.

После этого меня лишили возможности ходить на репетиции. Сказали, мол, смалодушничал - исключаешься из группы. Я говорю: а чем мне доказать, что я смелый? Может, я гитаристом буду?

Тогда парень моей сестры показал мне три аккорда на гитаре и сказал, чтобы я их выучил за неделю. Я выучил. Сначала я не знал, для чего это нужно. Но через день я понял, как это можно использовать! Я выходил на улицу и сидя на лавке во дворе, брал три этих аккорда. И, о, сказка! - вокруг меня начали собираться, кружиться дамы. И я понял, что работаю в правильном направлении. Потом мой учитель - парень моей сестры - написал для меня целую песню, то есть он к тем трем аккордам прибавил еще два... Этой песней я задолбал всех, я ходил и всем ее пел. Ну, а после того, как я стал играть на танцах, девушки обратили на меня свое пристальное внимание.

В группе я доиграл почти до конца школы. Но все это было просто так, без четкого пристрастия к музыке. Так жить было хорошо, так мне нравилось и так я жил.

А когда пришло время определяться с дальнейшей своей судьбой, мама настояла на моем поступлении в строительный техникум. Просто жизнь музыканта представлялась ей совершенно ужасной. Она всегда приводила пример популярного певца Захарова, который побил какого-то администратора и сел за это в тюрьму.

В техникуме еще даже не закончились приемные экзамены, я зашел в актовый зал и увидел группу, которая там репетировала. Я представился как барабанщик, они достали две непонятные штуки и сказали: вот, мол, тебе бонги, стучать по ним надо вот так. Через день я выступал в составе этой команды. Она, конечно, была уже посерьезней: там были трубы и даже девушки на подпевках. В тот момент я попробовал петь в микрофон. Тогда руководитель ансамбля сказал: молодой человек, вам не надо петь. Но это меня не огорчило, ведь тогда я уже играл на бонгах, выступал на дискотеках в актовом зале и мог сделать пару-тройку пригласительных на вечерину, что было гораздо важней, чем умение играть на чем-либо.

... Как только я закончил обучение, я приехал домой и сказал: мама, я уезжаю в Питер. Мама переживала, но собрала мне вещи. Почему Питер? Питер всегда был городом моей мечты, а я был юноша романтичный...

В Питере я сразу устроился в Севзавтрансстрой и реально на Фарфоровской станции метро строил депо. Ну, как строил... у меня было образование, поэтому я сразу получил должность помощника начальника участка. Так что у меня были неплохие перспективы в этой отрасли. Другое дело, я был уже испорчен музыкой и мне не очень нравилась идея бегать за водкой бригадирам. Так что я ушел с этой должности и устроился в независимую строительную бригаду, где водку не пили, а шарашили дай Бог... Так что там и деньги неплохие зарабатывались.

А потом была армия. В воинскую часть под Архангельском я приехал с гитарой, там уже был один такой человек. На первом же построении старшой гаркнул: кто с гитарой - выйти из строя! Мы вышли. Потом отобрали еще людей, которые пели и танцевали. Завели нас в теплицу, где сидели деды, которые прямо там устроили нам смотр творческих сил. После этого из десятка салаг осталось трое, в том числе и я. Ну, а потом все просто. Подъем в шесть утра, все - на зарядку, а ты вместе с дедами в каптерку... Или ночью у всех отбой, а тебя снова к дедам. Они уже накатили водочки и ласково тебе так: "Ну, пой... ". Потом же меня кто-то заметил. И как реально подающего надежды упекли в далекую экспедицию ЗАЗ. Просто в то время людей, способных реально тянуть службу, разбирающихся в технике было очень мало. А поскольку ты талантлив и в другой какой-то отрасли, то тебя предпочитают упрятать подальше, чтобы никто не смог перехватить. Так и меня. И сидел бы я под землей два года, если бы не случайность. Начальство куда-то уехало, остался молодой активный старший лейтенант, замполитрука. Он радостно так объявил: "У нас будет конкурс творческой самодеятельности! Кто у нас умеет петь?". Я ему что-то спел. Он удивился, что это такой талант делает под землей, в подвале... "А давай-ка, - сказал он, - мы с тобой выступим на конкурсе". Тогда я собрал в попурри много военных песен, и на конкурсе мы заняли первое место. Подходит ко мне директор Гарнизонного дома офицеров и говорит: "Ух ты, ну молодец! Я рапорт напишу командиру твоей части, а заодно и командиру дивизии, чтоб тебя перевели в часть при нашем доме офицеров". Естественно, когда вернулся замполит, он этому старлею по голове хорошо надавал: мол, дурак! мы его полгода прятали...

Но директор Дома офицеров рапорты уже написал. И меня перевели на новую точку, где я незамедлительно познакомился с начальником секретной службы. Это была женщина. И я как раз подоспел к ее дню рожденья. Получилось так, что я работал секретчиком под ее руководством. В мою боевую задачу входило принимать по телеграфу сообщения и засекречивать их или наоборот рассекречивать. Так вот в честь дня рожденья моей начальницы я "слегка" выпил, и как назло нужно было отправлять очередное сообщение. Ну, я спокойно набиваю текст, выраженный точками. И тут мне сигналят: стоп, на связи восьмое отделение... как ваша фамилия? А восьмое отделение - это госбезопасность. Ну, я опешил, отвечаю - рядовой Титов. Тут же ко мне в каморку влетает красный от гнева дежурный по связи: "Ты что!!!". Оказывается, я случайно послал рассекреченную телеграмму не куда-нибудь, а в сам восьмой отдел. Это ж просто диверсант какой-то!.. Вызвали меня туда и говорят: "Ага, рядовой Титов. А не тот ли это Титов, о котором нам рапорт приходил? Это вы конкурс выиграли?". "Да, - говорю, - я". И меня серьезно так спрашивают: "На кого работаете?.. " Я тогда очень удивлялся и не понимал, чего от меня вообще хотят.

А через месяц история повторилась точь-в-точь. Это уже судьба. Меня посадили на гауптвахту. Начальник дома офицеров возил мне кофе и пироги от своей жены... Она уже услышала, как я пою песни... В общем, под таким давлением руководство сдалось. И меня отпустили в Дом офицеров. Там я и играл на гитаре, а кроме того был солистом хора.

Там же я впервые попробовал писать песни. Мне попала в руки книжка архангельского поэта Бледнова, в которой были военные стихи, и я на них написал целую серию песен. Все это даже вылилось в 50-минутную программу на архангельском телевидении. Уже тогда я стал понимать, что со мной что-то происходит.

Но как только я пришел на гражданку, я забыл всю тягу к музыке и под влиянием своих армейских друзей занялся бизнесом. Например, я работал дворником и собственно поэтому получил жилье. Кроме того, я работал еще в двух местах параллельно.

Однажды на какой-то свадьбе я просто сидел и пел песни. Ко мне подошел руководитель группы, которая на этой свадьбе выступала и пригласил придти попробовать с ними поработать. В общем, через гитариста этой команды я вышел на группу под названием МЫ. Это была рок-группа, в которой я стал вокалистом. Кроме того, всю лирику писал тоже я. Мы выступали на многих концертах, фестивалях. Были замечены на одних площадках с АЛИСОЙ, БГ и так далее. Кстати, мы присоседились к небезызвестному питерскому Дворцу молодежи. Там же записали альбом, там же была записана песня "Летний сад". Она была довольно попсовой, а я был как раз за то, чтобы именно таких песен было побольше. Это был 87-й год. Песня попала к худруку питерской филармонии, что ли... Она сказала - эту песню я беру. В общем, моя группа отказалась петь эту песню. Я сказал: хорошо, тогда я буду петь ее сам. Вышел с акустической гитарой на каком-то конкурсе и спел. Конечно, под фонограмму. А буквально через месяц стал очень популярным. То есть, я в тот момент проделал взлет "Боинга"... Я взлетел очень стремительно. Эта песня заняла первые места во всех хит-парадах, тут же меня пригласили в Москву на первый канал, программа "Отдел народного творчества". Там я познакомился с Ольгой Молчановой, которая тут же вставляет меня в программу "Шире круг". И все говорили вокруг: "Ух ты, да это ведь молодой Лев Лещенко!" И меня это так подкосило... Я решил просто больше не участвовать в жизни этой песни. Она конечно еще пожила без меня какое-то время и умерла.

Тут все совпало. В то же время я поступил в Гнесинку на вокальное отделение, и на меня просто обрушилась волна музыки, которая раньше была мне недоступна. Я понял, что в мире есть масса музыки, которая более энергична и более мне интересна. Тогда я начал писать развернутые произведения - трехчастные, четырехчастные, очень сложные. Там, например, не было припевов как таковых, а была гармония, слова с философским подтекстом. Эта музыка не была популярной.

Со мной учился тогда Мурат Насыров, он уже тогда смотрел в сторону эстрады, которая нам была не близка. "Ну, что это за песни, - думали мы, - это какой-то дефолт в музыке! Ведь буквально пять лет назад был такой подъем! АЛИСА, ЧЕРНЫЙ КОФЕ, БГ - такие команды! И вдруг, как только пришла коммерция в эту область, все куда-то исчезло. А народу словно навязали эстрадную музыку, которую, в общем-то, и музыкой назвать сложно. "

После того, как я закончил Гнесинку, я записал шесть своих песен, пронес их по тем местам, где меня знали - радио, ТВ. Но такого же резонанса, как после "Летнего сада", уже не было. И в эти песни просто надо было вложить деньги, которых не было. Поэтому все это было заброшено, и я занялся зарабатыванием денег. Благо, что все мои друзья закончили МГУ и МИСИС и в то время уже стояли у основ какого-то бизнеса. Через год я обладал записной книжкой, которая была потолще, чем у многих москвичей.

А Паскаль появился так... Однажды мы сидели в ресторане у моего друга и что-то обсуждали. Он сказал: у меня есть поющая подруга, ей нужна песня. Я заявил, что пишу такие песни, которые очень сложны и вряд ли кому-то будут интересны. Он очень удивился: "Ты закончил Гнесинку и не можешь написать простую песню?!! Тогда ты никакой не певец, не композитор, а неизвестно кто!" Этим он меня задел. Я взбрыкнулся: "Я все могу!" "Ну, напиши мне песню, - говорит он, - к завтрашнему дню, а я ее куплю". За ночь я написал ему целых три песни - полностью, от начала до конца. Когда он их послушал, без разговоров отсчитал мне солидную суму денег и сказал: "Так тебе надо этим и заниматься!" В тот момент у меня в голове произошел сдвиг. Я что-то понял...

В это время очень большие деньги пришли в шоу-бизнес и проекты росли как на дрожжах. И я написал практически готовый альбом для той девушки, а она очень активно носила везде эти песни. И однажды их услышал поэт Константин Арсенев.

Когда мы с ним познакомились, он предложил мне совместно писать песни для разных исполнителей. Позже он услышал тот материал, который был у меня. "Слушай, - сказал он, - это почти готовый проект, давай попробуем?" Так мы и стали этим заниматься.

В тот момент мы даже не задумывались, на кого рассчитана наша музыка, кто ее купит. Нам просто нравились те песни, которые мы делали и все.

Первая песня, прошедшая в радио эфире, была "Самолеты лета". Она покрутилась некоторое время, а потом без всяких объяснений ее сняли. Хотя, по словам наших друзей из Вильнюса, там эта песня долгое время была на вершине всех хит-парадов. Тогда мы абсолютно ничего не смыслили в шоу-бизнесе с точки зрения продюссирования. Мы никого не знали.

Чуть позже мы написали еще ряд песен, в том числе и "Шелковое сердце". Кстати, на эту песню мы не делали ставки. Она вообще была дописана в альбом. Мы возлагали надежды на "Боже, как долго!", и, в общем-то, все люди знающие указывали именно на эту песню. Зато на радиостанциях всем приглянулась "Шелковое сердце", но ее, как ни странно, никто не хотел ставить в эфир. Тем не менее, десница судьбы превратилась в руку одного из ди-джеев "Русского Радио" и песня прошла в эфире. Прошло две недели, и получилась ситуация, очень похожая на ту, что была с "Летним садом". Тот же взлет "Боинга"...

Нам все стали говорить: " Вам нужно срочно выпускать альбом... " А почему нам это нужно? То есть мы начали общаться с людьми которые профессионально занимались этими делами, причем эти профессиональные люди не делали учет на том, что мы, не имев финансовой поддержки, мы просто какими-то там спонсорами, какими-то там деньгами пытались продавить ситуацию, на сколько удалось, мы это и сделали.

Продюсером альбома стал Костя Арсенев. Получилось так, что это был первый его проект. Так что он рос в этом плане вместе с проектом. Как проект, от начала до конца, конец, я надеюсь, еще не скоро.... Песни мы пишем вечные, хотя бы, надеемся, что не сезонные, скажем вневременные. С Арсеневым мы нашли общий язык моментально. Его первые же тексты меня поразили точностью попадания выбросом в мелодию. Он даже ритмически и логически попадает в мелодию, что достаточно большая редкость. Глубже его пока никто не понимал мою музыку. Он - создатель поэтического образа, в прямом смысле слова, начиная, когда от первой песни до последней. С его помощью складывается определенный образ, он написал 80 % песен для альбома "Шелковое сердце", только две написал я сам. Самое главное, что это концептуально правильно. Он не придумывает, он рисует точную картину меня.

Вначале это рассматривалось, как проект одного человека. Но... Аккомпанирующий состав был просто необходим в силу того, что музыка не танцевальная, не балет. Эта музыка играется "живыми" музыкантами. Отношения с музыкантами складываются не всегда просто. Все хотят жить лучше, чем они живут, соответственно, запросы всегда большие. Но мы учились вместе, поэтому имеем дружеские отношения. Состав у группы ПАСКАЛЬ интернациональный. Барабанщик - цыган, басист - казах, гитарист - грек. Это просто совпадение, но благодаря ему есть определенный баланс. Темпераментный барабанщик, взрывной, и холодный, восточный басист, мудрый между ними гитарист.

Как слушатели приняли альбом, нас вполне устроило. Что совершенно не удовлетворило, так это недостаточная реклама. Эта погрешность связана с незнанием рынка.

Опустошения после записи и выпуска альбома не было... В пустой сосуд всегда достаточно быстро попадает вода. Ее попадает ровно столько, сколько выпили. Когда я выбрасывая песню на рынок, я знаю, что за ней придет другая. Внутренняя работа не прекращалась, мы просто не писали песен. Мы слушали, присматривались к реакции людей на эти песни, смотрели какие песни вызывают какие эмоции. Сейчас картина уже более-менее понятна, мы понимаем, что нужно написать.

Сейчас готовится к выпуску второй альбом. Пишем в студии в Твери. Я знаю людей, которые занимаются звукозаписью в Твери, уже 10 лет. По уровню записи эта студия выпускает самые качественные продукты. Названия нового альбома пока нет. Сам альбом хотелось бы выпустить расширенным, не однополюсным, хотелось, чтобы там были песни разного диапазона, затрагивали немного кантри, блюза, хотелось бы туда вместить разную музыку. Эксперименты - это удел людей, у которых есть бюджет. У нас пока денег хватает на то, чтобы писать привычную нам музыку, которая нравится. Что касается публики, я думаю, что состав почитателей просто укрепится. Это про тех, кто слушал. А у тех, кто не слушал, появится желание послушать.

На одну из песен из нового альбома уже есть видео. Клип "Лето, лето" снимался в Турции летом на голом энтузиазме съемочной группы. Мы снимали его в отеле, руководству понравилось мое творчество, они за концерт дали нам яхту. Потом за нами следом ходили турки и напевали: "Лэто, лэто". Сам клип получился радостным, естественным. Клипы важно выпускать, просто чтобы видеть свои песни, а не только слышать. Не все знают, как выглядит Паскаль.

Песни будут выходить, что-то попадет на радио в новогодний период. Мы планируем ударить песней по ротации. Будет релиз пластинок, еще клипы... Мы собираемся провести акцию ко дню всех влюбленных. В прошлом году на Арбате мы заложили камень любви "Паскаль - любовь".

Недавно мы ездили в тур в Сочи. Там уже почти нет приезжих, только местное население. Тем не менее в двух залах были аншлаги, в одном просто тесно. Сочинскую публику, как и московскую, накормить сложно. Сибирский тур перенесен, но не отменен. Сейчас любые туры для группы ПАСКАЛЬ - это тяжело, мы задействованы в трех проектах: Тальков, пишем новый альбом, проект Зацепина, концерт 18-19 января, который нужно сделать солидно. Ведь я Зацепина очень люблю, как композитора.

.

Рекомендовать исполнителя друзьям:

Топ 10 песен:

#КомпозицияВремяРейтинг
1.Шелковое сердце 4:31
110
2.Боже, как долго 3:32
20
3.Шёлковое сердце 4:31
15
4.Моя любовь 4:41
10
5.Шёлковая Боль 3:04
10
6.Скажи, откуда ты взялась? 0:00
10
7.100 процентов любви♥ 3:02
7
8.Красная лента 0:00
6
9.Невидимый 2:51
6
10.Летний дождь 5:09
6
powered by AudioScrobbler

Отзывы о Паскаль

  еще 1000 символов
tolyank

Толик

анальная дрочь
28 май, 2015
Создание сайта
Copyright © 2004-2017 «Music Library»

Обращение к пользователям